Функциональная анатомия мышц

Средства, расслабляющие мускулатуру матки

Средства, вызывающие тонические сокращения миометрия

Используются в акушерско-гинекологической практике для остановки маточных кровотечений.

Алкалоиды спорыньи (гриб, паразитирующий на злаковых растениях — маточные рожки) оказывают сложное влияние на организм.

Препараты спорыньи – эрготамин и эргометрин — используются при атонии матки и связанных с нею маточных кровотечениях. Кровоостанавливающее воздействие обусловлено сжатием стенок кровоточащих сосудов при сокращении мускулатуры матки. В послеродовом периоде препараты спорыньи ускоряют обратное развитие матки.

Функциональная анатомия мышц

Использование препаратов спорыньи противопоказано при беременности и на протяжении родов (тонические сокращения мускулатуры матки может привести к асфиксии плода).

Эргометрина малеат вводят в/в, в/м по 0,5мл 0,2% раствора, вовнутрь по 1-2 пилюле 2-3 раза в сутки.

Эрготамина гидротартрат действует более продолжительно, но эффект медленнее. Используется кроме этого при мигрени. Назначают вовнутрь 10-15 кап. 0,1% р-ра либо по 1 драже 1-3 раза в сутки. Под кожу и в/м по 0,5-1 мл 0,05% р-ра.

Эрготал – препарат, содержащий сумму алкалоидов спорыньи.

Синтетический препарат — Котарнина хлорид (Стиптицин) . Менее активен, используется редко. Назначают вовнутрь в пилюлях.

Используются для уменьшения сократительной активности миометрия при не вынашивании беременности и угрозе преждевременных родов.

Фенотерол — сокращает сократительную активность и тонус миометрия, усиливает маточно-плацентарный кровоток, что ведет к повышению концентрации киолорода в крови плода.

Сальбутамол — Назначается вовнутрь, в\венно капельно.

Функциональная анатомия мышц

Побочное воздействие . сердцебиение, понижение Преисподняя; увеличение глюкозы крови, тошнота, рвота.

2) Гестагенный препарат — Туринал. Используют при привычных и угрожающих выкидышах.

3) Препарат гормона желтого тела — Прогестерон. Сокращает возбудимость и сократимость миометрия. Препарат гормона используется при привычных и угрожающих выкидышах, вовнутрь, внутримышечно, местно.

Назначают кроме этого папаверина гидрохлорид, дротоверин, магния сульфат, витамины Е и С.

При угрозе преждевременных родов назначается препарат дексаметазон, который стимулирует образование сурфактанта.

Лицо как объект изучения с покон веков воображало интерес для многих экспертов. Достаточно обстоятельно прослежена эволюция лица. Антропологи изучали его расовые показатели. Эмбриологи раскрыли этапы его формирования. Живописцы были первыми из тех, кого вдохновила эмоциональная ясность лица. Психологи стремились читать выражение лица и определять темперамент человека. Физиогномисты полагали, что черты лица и особенности его строения высказывают определенный тип людей, и по лицу пробовали выяснить темперамент, интеллект и одаренность человека. Они верили в абсурдные предположения, словно бы форма носа предопределяется темпераментом.

Эволюционисты верно подчернули, что тип лица у животных соответствует их поведению. Следовательно, утверждали они, анатомические и психологические показатели лица коррелируют с уровнем организации нервной системы. У человека такая зависимость также существует, но корреляция тут сложнее. В лице человека непроизвольная, подсознательная мимика сдерживается и тормозится. Возможно сказать кроме того, что во многих случаях она подчинена функциям коры громадных полушарий головного мозга. В полной мере естественно исходя из этого, что участие лица в разных видах экспрессии должно быть истолковано не только с позиций мимической моторики, вместе с тем в свете высшей нервной деятельности. Мимика включает определенную конфигурацию отверстий, форму губ, ноздрей, положение век, направление и глубину естественных складок на лице, и купленных в ходе жизни дополнительных борозд и морщин. У человека в связи с высокой разделением головного мозга преимущественными выразителями и физических, и психических процессов являются мимические мускулы (Воробьев, 1932).

В то время, когда речь заходит о лице, в большинстве случаев пользуются двумя понятиями, помогающими ориентироваться в объектах анализа. Первое — мимика — хорошо и в один момент воспринимается всеми. Вто­рое — физиономия. Ею определяется неспециализированный постоянный вид лица. Нам это понятие представляется лишним, потому, что само лицо неизменно лично, его ясность безотноситель­но к исходящей мимике складывается под влиянием экспрессив­ной деятельности. Лицо и физиономия — это, в сущности, одно да и то же. В лице воплощается главная мимика, равно как и проходящая мимическая деятельность, но, неизменно опре­деленная и детерминированная.

Так, перед исследователем лицо выступает в сво­ей противоречивости. С одной стороны, в его формировании при­нимают участие устойчивые анатомические показатели (в том чис­ле форма и размеры костей лицевого черепа, либо скелета лица). С другой — на лице отражается мимика, отличающаяся дина­мичностью и мимолетностью. Состояние тонуса мышц воздействует на положение мышц глазных и ротовой щелей, и на степень выраженности складок в любой данный момент. Результатом сотрудничества этих двух противоречивых начал и выясняется неспециализированный вид лица. При различиях мимики в соответствии с прохо­дящими эмоциональными состояниями и физическими испыта­ниями лицо высказывает основной мотив, расшифровка которого со­ставляет задачу докторов, психологов и живописцев.

Для изучения анатомии лица нужно знание правильных па­раметров, изучение пропорций. Анатомический анализ мими­ки испытывает недостаток в получении более подробной информации, касаю­щейся положения подвижных частей, состояния мягких тканей, характера взора, контурированности лица в целом и отдельных его элементов. Вместе с тем анатомия мимики неотделима от ее физиологии.

В мимике и здорового и больного человека участвуют одни и те же мускулы, одни и те же координационные центры головного мозга. Потому, что психические состояния сопровождаются макро- и микромоторными реакциями, а мимическая мускулатура в наи­большей степени сохранила свойство отражать эти психичес­кие состояния, разумеется, должны быть отысканы анатомические базы мимической ясности. У здоровых людей естест­венные мимические реакции часто поменяны из-за условностей и под влиянием воспитания. На лицах же больных и детей физи­ческое состояние и психические реакции выражаются в мимике в натуральном, ярком виде, исходя из этого эмоциональный интеллектуальный мир больного, его физическое состояние мож­но читать на лице с большей степенью достоверности.

Каждое мимическое движение лица возможно разложено на составляющие его компоненты, под которыми направляться понимать сокращения либо расслабления отдельных мимических (и жевательных) мышц. Очевидно, мускулатура лица, равно как и лицевой скелет, формы и размеры носа, глазной и ротовой щелей, лично разны, точно так же лично специфичны формы проявления нервно-мышечных актов. Вместе с тем смогут бытъ установлены и обычные черты лица у различных людей, пораженных одной и той же заболеванием. Это разъясняется тем, что заболевание формирует определенную настройку подкорковых ядер, управляющих мимикой, и подавляет привычные условнорефлекторные мимические движения.

Функциональная анатомия мышц

Подкорковые ядра у человека сохраняют значение центров инстинктивных, эмоциональных реакций. Тесная связь их с иннервацией мимических мышц разрешает руководить такими реакциями, как радость, горе, гнев, испуг и т. д. При поражении подкорковых узлов (к примеру, при энцефалите) отмечается амимия: сокращение мимических мышц исключается, их тонус понижается, лицо больного делается маскообразным.

Несомненно, имеется возможность применять мимику как один из полезных диагностических показателей. На это обращали внимание еще доктора Древней Греции, в частности Гиппократ. Речь заходит не только о диагностике болезней нервной системы, при которых появляются разные формы дисмимии либо амимии благодаря поражения зрительного бугра, полосатого тела, ядер черепных нервов. Принципиально важно учитывать мимику, общее выражение лицa н при многих других заболеваниях. Большой коммунистический анатом В.П.Воробьев писал, что множество болезней внутренних органов обусловливает появление в полной мере необычных мимов. исходя из этого доктор, изучая мим, пробует узнать общее состояние организма исследуемого (Воробьев, 1932.). Само собой разумеется, не всегда легко исключить элемент субъективности в оценке мимики больного, но внимательный осмотр и опыт доктора разрешают избежать ошибок.

Функциональная анатомия мышц

Анатомический субстрат мимики раскрывается при изучении анатомии мышц и их нервных связей. Нарушение строения мимических мышц либо поражение иннервирующих их нервов вызывают извращенную мимику. Патология мимики хорошо изучена лишь при неврологических синдромах. Толкование мимических реакций в клинике внутренних заболеваний наталкивается на разрозненность наблюдений и, помимо этого, страдает из-за отсутствия патофизиологического анализа мимики.